Золото Махновцев

Создал | Раздел | Когда: 11:10

Золото Махновцев
Как известно, подпольный миллионер Остап Бендер, навьюченный драгоценностями, пытался переправиться вместе со своим богатством через Днестр, разделявший в меж военный период Румынию и Советский Союз. Чем закончились литературные события, которые Ильф и Петров поместили в начало тридцатых годов, тоже известно: богатство Остапа благополучно переправилось через Днестр, и было присвоено румынскими пограничниками. Сам же гражданин О. Бендер был выдворен обратно в «совдепию», где ему светила, в лучшем случае, карьера управдома.


В 1921 г., примерно за 10 лет до времени, описанного в «Золотом теленке», через Днестр в Румынию уходил от власти большевиков другой знаменитый авантюрист, обладатель крупных сумм. Только не вымышленный персонаж, а настоящая историческая личность, человек из плоти и крови. И результат переправы оказался совсем иным: авантюрист в Румынию перебрался, а вот львиная доля сокровищ осталась в «царстве большевиков». Этой исторической личностью был «батька» Махно. Суммы, которыми он оперировал в бытность командиром повстанческой армии, многократно превышали скромное состояние Остапа.

Грабь награбленное!
Нестор Иванович Махно еще в юности, с 1906 г., начал принимать участие в лихих анархистских «эксах» — налетах на богатых граждан и кассы. Добыча шла на закупку оружия для борьбы с государством, печатание листовок, а также на личные нужды революционеров. С 1908 по 1917 гг. Н. Махно сидел в тюрьмах за убийство пристава и другие преступления. Боевые операции, общение с политзаключенными и недюжинные природные таланты подготовили Нестора к роли вождя. Война и революция предоставили ему обширное поле деятельности. Для начала — родное село Гуляй-Поле, в котором тогда проживало 15 тыс. человек. Гуляй-Поле стало базой повстанческого движения Махно, под знаменами которого находилось до 100 тыс. бойцов.

Махно несколько раз становился союзником и противником красных, бескомпромиссно воевал с белыми, создавал и расторгал альянсы с формированиями Директории и независимыми атаманами, отвоевывал свой регион у австро-немецких войск, конфликтовал с Центральной Радой, преследовал немецких колонистов. Но какие бы союзы и договоренности не заключал Махно, его жертвами всегда, неизменно становились, прежде всего, богачи или хотя бы просто состоятельные представители дворянства, торговцы, помещики.

Ненавидевший богатых, Махно мечтал о победе анархистской революции, о всемирном ее торжестве, и потому стремился изъять как можно больше ценностей у крупных собственников, для нужд этой самой революции.

Отряды Махно сотни раз брали города,среди которых и крупные: Екатеринослав (ныне Днепропетровск), Александровск (ныне Запорожье), Мариуполь. Махновцы по приказу и по личной инициативе грабили предпринимателей, чиновников, колонистов, офицеров (в отношении офицеров, как правило, грабеж сочетался с убийством). Кое-какие финансовые средства подбрасывали «батьке» и большевистские вожди, успешно использовавшие махновцев в борьбе с белогвардейцами. В этих боях, кстати, махновцы не раз отбивали большие суммы денег у белых частей.

Самый крупный разовый куш достался махновцам, когда «батька» разорвал союз с атаманом Григорьевым. Взявшие до этого Одессу, григорьевцы экспроприировали содержимое Одесского государственного банка. После того, как атаман Григорьев был убит махновцами при личном участии «батьки», григорьевский «золотой запас» оказался в распоряжении Махно. Золото Григорьева: полтора миллиона золотых рублей (т. е. около 1,2 тонны чистого золота), да еще 124 кг золота в слитках, и более 3,8 тонн серебра.

В общем, в походную кассу Повстанческой армии Махно (ПАМ) деньги текли ручейками, ручьями, реками, ниагарскими водопадами.

Золото МахновцевКонечно же, часть денег расходовалась «батькой» и другими командирами его армии на текущие нужды: закупку оружия, боеприпасов, продовольствия, печатание газет и листовок. Но с каждым годом махновской армии приходилось все более туго, сам «батько» переходил иногда на нелегальное положение, не говоря уж о многих его соратниках. Армия то распускалась по домам, то снова собиралась под черными знаменами. Махновская столица — Гуляй-Поле, — много раз переходила из рук в руки, захватывалась то красными, то махновскими частями. Армия становилась подпольной. Десятки тысяч махновцев погибли. Ближайшие перспективы «гуляйпольской республики», анархистского движения в регионе становились все более мрачными в глазах Махно. Преследуемый по пятам превосходящими силами красных, Махно утратил возможность таскать с собой сундуки с ценностями. За границу ушел налегке. Сотни килограммов махновского золота остались спрятанными,где то на украинских просторах.

В эмиграции Нестор Иванович бедствовал. Работал на заводе, в типографии, плотником на киностудии. Вернуться в Украину ему не довелось. Нестор Махно умер в Париже, почти нищим, в 1934 году.

В мясорубке гражданской войны выжили немногие из ближайших соратников боевого вождя украинских анархистов. В 1921 году одним из таких уцелевших был Лев Задов-Зиньковский — знаменитый Левка Задов. Он не раз спасал Махно от гибели, пользовался доверием «батьки», обеспечил его прорыв в Румынию. В общем, был «правой рукой» Махно в 1921 г. в Украине, и в Румынии, куда Левка Задов перебрался вместе с остатками ядра махновской армии. В 1924 г. группа Задова и еще одного махновского командира, Федора Каретникова, перешла румынско-советскую границу и добровольно сдалась советским властям. Вот тут-то и начинается самое интересное!

Клад в обмен на жизнь и карьеру?
В 1927-1928 гг. обласканный советской властью писатель А. Толстой в романе «Восемнадцатый год» (из знаменитой трилогии «Хождение по мукам») написал о Л. Задове следующее: «Имя Левки Задова знали на юге все не меньше, чем самого батьки Махно. Левка был палач, человек такой удивительной жестокости, что Махно будто бы даже не раз пытался зарубить его, но прощал за преданность».

У советских органов госбезопасности было предостаточно материалов об участии Л. Задова в боях с Красной армией, о совершенных им убийствах. Считалось, к тому же, что он дезертировал из Красной армии в 1918 году. Тем не менее, несмотря на множество известных фактов антисоветской деятельности, Левка Задов, он же Лев Николаевич Зиньковский, оказался на службе у большевиков. Да не где-нибудь, а в одесском облуправлении ОГПУ! В 1929 г. он получил благодарность ГПУ УССР и денежную премию за ликвидацию крупного диверсанта, а также маузер с золотой монограммой «За боевые заслуги». 1932 г. — Одесский облисполком наградил его боевым именным оружием за активную и беспощадную борьбу с контрреволюцией. 1934 г. —денежная премия за ликвидацию группы террористов. Чекистская карьера Л. Задова продолжалась до осени 1937 г., когда его арестовали, и вскоре расстреляли, по обвинению в шпионаже, как и десятки тысяч других советских чиновников.

Все это кажется странным. Как же получилось, что такой опасный враг советской власти был принят в органы госбезопасности и успешно служил там столько лет? На этот вопрос отвечает одна из версий о судьбе махновских сокровищ: Левка Задов сдал чекистам махновское золото, и взамен получил жизнь, доверие, карьеру. Есть даже мемуарные описания того, как Л. Задов собственноручно выкопал многопудовый котел с золотом и передал сотрудникам госбезопасности.
Лева Задов

Прямые доказательства этой версии неизвестны. Косвенные же основаны, главным образом, на факте успешной карьеры бывшего махновского командира Задова. Дескать, не обошлось без гигантской взятки. Но так ли уж странен факт этой карьеры?

Даже знаменитый белогвардейский генерал Я. Слащев, проливший реки красноармейской и комиссарской крови, был принят своими бывшими противниками на службу, преподавал в 1922-1929 гг. тактику на Высших тактически-стрелковых курсах командиров «Выстрел», а также, по некоторым данным, на Высших курсах ОГПУ.

На самом деле для того, чтобы служить у большевиков, вовсе не требовалось платить пудами золота. Достаточно было просто работать на очень высоком профессиональном уровне, доказать свою полезность новой власти.Задов был полезен и без золота. Хотя какую-то часть махновского «золотого запаса», возможно, и сдал. Чекистские источники утверждают, что в 1924 г. органы госбезопасности перехватили эмиссара, посланного Нестором Махно для вывоза спрятанного золота из «совдепии». Сообщается, что чекисты обнаружили и изъяли из махновских тайников 160 кг золота.

Если эта цифра достоверна, означает ли она бесперспективность дальнейших поисков сокровищ Махно? Безусловно, не означает.

Никополь?
В конце 1920-х гг. бывший махновский командир Федор Каретников, арестованный ОГПУ, дал показания, что золото атамана Григорьева махновцы зарыли в ночь с 27 на 28 августа 1919 г., из опасения, что оно попадет в руки белых частей Слащева. В деле Ф. Каретникова фигурирует «следственный эксперимент» по выемке клада в указанном Каретниковым месте. Клада там не оказалось. Каретников поводил чекистов по окрестностям Никополя, указывал то одно, то другое место, извинялся, ссылаясь на забывчивость. Если чекисты поверили Каретникову, значит, верили в существование больших нетронутых махновских кладов?

В 1956 г. те места, где Каретников безрезультатно бродил с чекистами, стали дном Каховского водохранилища. Григорьевский «золотой запас», если он действительно был спрятан в районе Никополя, остался под водой или на берегу«рукотворного моря».

Старобельск?
Летом 1920 г. в опасной близости от Гуляй-Поля оказались многочисленные красноармейские части. Поэтому армия «батьки» Махно передислоцировалась в район Донбасса. Это были последние месяца существования ПАМ как могучей военной силы. Некоторое время махновцы контролировали крупный административный центр Старобельск. Заключив так называемое Старобельское соглашение с красными, Махно послал в Крым против Врангеля большую часть своих войск. Использовав махновцев при штурме Крыма, красный полководец М. Фрунзе спровоцировал кровавый конфликт с ними, и Махно в очередной раз был объявлен врагом советской власти. Махно снова спасался бегством, а свою казну спрятал, вероятно, в Старобельске. Данная версия локализации сокровищ «батьки» Махно имеет много сторонников и неплохо аргументирована. В этом тихом райцентре Луганской области местные энтузиасты вот уж много лет ищут махновское золото. О существенных находках пока ничего не слышно.

Где же?
В сущности, не так уж важно, найдены ли в вышеуказанных местах клады или еще ждут своих открывателей. Изучение истории ПАМ, характера этого повстанческого движения подсказывает, что в зоне действия отрядов Махно после окончания боевых действий остались десятки крупных (несколько десятков килограммов золота) и тысячи небольших (до 10 кг золота) кладов, связанных с махновщиной.

Кладов, спрятанных по прямому приказу Махно, возможно, не более дюжины. Но в составе ПАМ действовали, то совместно, то обособлено, сотни отрядов, у которых были свои «батьки» с собственной походной казной. Эти отряды то крепли, то рассеивались. Их «золотые запасы» переходили из рук в руки, зачастую прятались, а потом вражеская сабля или пуля обрывала жизнь единственному свидетелю, который мог бы указать заветное место.

Золото Махновцев
В Гуляй-Поле и других центрах анархистской вольницы бурлила удивительная экономика — смесь силовых и рыночных механизмов. В населенных пунктах на этой территории процветали дельцы-перекупщики, снабжавшие махновцев товарами для войны и мира — оружием, снаряжением, роскошной одеждой, женщинами. Здесь работали лучшие парикмахеры и портные, играли сказочно пышные свадьбы и крутили кино, и пили, пили, пили... Были люди, которые делали на этом состояния их руки стекалось то, что рядовые махновцы грабили в захваченных городах и поездах. В махновских районах было много уголовников со стажем, для которых черное знамя анархии стало удобным прикрытием. А вот вывезти большие партии ценностей из украинских степей было весьма затруднительно: кругом война, фронты, контрразведки, пикеты, разъезды и просто бандиты.

Богатых людей края, да и бедных тоже, грабили много лет подряд. Многое из этих ценностей перекочевало в бездонные закрома советского государства, изъятое при обысках, «по наводке» или случайно найденное. Кое-что ушло за границу. Тысячи кладов того кровавого времени так и остались не найденными. Напрасно, и незаконно, было бы искать их в курганах: слишком приметные точки, чтобы безопасно «схоронить казну», к тому же ограбленные если не в далеком прошлом, то современной «курганной мафией». Не стоит ворошить памятники археологии. Напрасно было бы искать махновские клады и в самом Гуляй-Поле: стальные щупы продотрядов и чекистов давно уже прочесали многострадальное село. Но на его дальних околицах, да и в окрестностях Никополя, Днепропетровска, Запорожья, Синельникове, Мариуполя и других узловых пунктов повстанческой истории, земля хранит множество тайников, заложенных в то смутное время.



Не схожие статьи:

Комментарии (0)

Отправить комментарий

Напишите своё мнение, просьба свою почту не указывать! И не будьте анонимусами!