Автограф не дадите?

Создал | Раздел | Когда: 11:02

Автограф не дадите?
К началу XIX века исторические автографы приобрели особую ценность и стали предметами коллекционирования. Каждая закорючка имела свою цену, иногда очень внушительную. Ну и, конечно, же нашлись те, кто умел их подделывать и выгодно продавать.

Француз Дени Врэн-Люка был наиболее способным из всех литературных мистификаторов. Хотя вырос в семье провинциального садовника и закончил только среднюю школу. Изумляют не столько сами его творения, сколько их несметное число. И все эти бесчисленные подделки даже сведущие люди принимали за подлинники.

Талант - скажете вы? Возможно! Помог таланту раскрыться некий Летелье - владелец конторы, имевшей дело с редкими рукописями. За большие деньги Летелье изготовлял фальшивые документы о титулах и знатном происхождении. Работая у него, Врэн-Люка научился подделывать старинные письма и имитировать любые подписи.


Дени Врэн-Люка познакомился с известным астрономом Мишелем Шалем, который собирал коллекцию старинных редкостей. Врэн-Люка сказал ученому, что у него есть знакомый старик - обладатель богатой коллекции автографов, писем и рукописей известных людей.
Шаль чуть не сошел с ума от радости, когда Люка предложил ему письмо Мольера всего за 500 франков, а также письма Рабле и Расина по 200 франков каждое - любой другой продавец взял бы во много раз больше. Академик пожелал купить всю коллекцию сразу, но Врэн-Люка охладил его пыл: будто бы старик расстается с рукописями только в те дни, когда подступает крайняя нужда.

Но Шаль все же попросил Дени принести все бумаги, какие только удастся раздобыть. И Врэн-Люка принялся изготовлять фальшивки. Впрочем, Дени неизменно следил, чтобы в каждой порции бумаг, передаваемых Шалю, был хотя бы один подлинный документ.

В 1867 году на одном из заседаний Парижской Академии наук Шаль решил прочитать два письма Паскаля химику Роберту Бойлю, датированные 1652 годом и провозглашавшие закон земного тяготения еще до открытия Ньютона в 1687 году. Эта новость вызвала бурные отклики в научном мире; многие ученые сочли письма фальшивкой. В них, в частности, обнаружились грубейшие грамматические ошибки, которые не мог сделать такой образованный человек, как Паскаль. К тому же в одном из посланий упоминался напиток кофе, появившийся в Европе намного позже 1652 года. Но самое главное - почерк Паскаля не совпадал с другими известными рукописями ученого.

Не менее занимательной оказалась переписка еще одного великого ученого Галилео Галилея, также представленная ученому миру Шалем. В послании к Паскалю, датированном 1641 годом, Галилей упоминает, что зрение его становится все хуже и хуже. На самом же деле он ослеп еще в 1637 году.

Некий Вернер обвинил Шаля в том, что он извлекает фрагменты из сочинений различных авторов и затем помещает их в свои «письма». Академия была вынуждена
образовать особую комиссию для исследования документов, которая подтвердила догадки Вернера и признала все письма фальшивками.

Врэн-Люка предстал перед судом и во всем признался. Однако большую часть вины он переложил на Мишеля Шаля: мол, академику следовало быть более грамотным. Фальсификатор просил суд о снисхождении и не без успеха. Штраф в 25 фунтов и два года тюремного заключения - так было наказано мошенничество.

КАК ПОДДЕЛАЛИ СРЕДНЕВЕКОВЫЕ ФРЕСКИ
Бомбы, сброшенные в марте 1942 года на немецкий город Любек, разрушили главную достопримечательность - церковь Святой Марии.

Почти вся она сгорела, штукатурка на стенах потрескалась от высоких температур, и под ней показались смутные очертания каких-то лиц и фигур. Так миру явились остатки прекрасных фресок, долгие столетия скрытых под слоями красок.

В 1948 года Любекское церковное управление приступило к восстановлению церкви Святой Марии. Причем было решено реставрировать не только само здание, но и остатки росписей, которые обнаружили.

Для реставрации пригласили некоего Дитриха Фея. Трудно сказать, почему выбор пал именно на него, не раз привлекавшегося к суду за фальсификацию старинных произведений искусства. Но тем не менее Дитрих Фей не только взялся за это, но и поставил условие: с ним будет работать Лотар Мальскат, тоже хорошо известный немецкой полиции виртуоз по подделке картин на любой вкус - от Рембрандта до Шагала. Справедливости ради надо сказать, что реставраторы действительно были мастерами своего дела, и, видимо, по этой причине на их прошлое закрыли глаза.

Профессионалам выделили 30 тысяч долларов, и они заперлись в церкви на целых три года. Когда реставраторы начали расчищать стены, их ждало разочарование: многие фигуры святых погибли совсем или находились в безнадежном состоянии.

Но Дитрих Фей не собирался бросать выгодный заказ - ведь впереди маячила обеспеченная жизнь, слава, награды. Фей и Мальскат решили удалить не поддающиеся реставрации фрески XIII века и написать поверх них новые - по сохранившимся фотографиям.

2 сентября 1951 года состоялась церемония открытия отреставрированной церкви Святой Марии. Искусствоведы готовили статьи, книги и даже диссертации, посвященные чудотворной реставрации. «Спаситель национального сокровища» Дитрих Фей стал национальным героем. А вот Лотар Мальскат, создавший это великолепие, оставался в тени. Самолюбие художника было задето, и он рассказал всю правду церковному советнику. Назревал грандиозный скандал: «чудо Святой Марии» грозило обернуться величайшей аферой XX века.

Для того, чтобы выяснить истину, ученые собрали комиссию реставраторов и искусствоведов. Научная экспертиза установила, что фрески  - искусственная компиляция, в которой элементы романского стиля сочетаются со стилями других эпох. А химический анализ показал, что краски, которыми написаны фрески, были изобретены совсем недавно.

Итог подвел суд, который приговорил Дитриха Фея к 20 месяцам тюрьмы, а художника Лотара Мальската - к 18 месяцам.

ОН БЫЛ НАХОДКОЙ ДЛЯ АНТИКВАРОВ
Великий итальянский фальсификатор сотни скульптур от «античности» до «Возрождения» Альчео Доссена стал главным действующим лицом одного из наиболее громких скандалов в художественной жизни XX века.

Доссена родился в итальянском городе Кремоне, который является родиной Страдивари и Амати - известных скрипичных мастеров. В юности и сам Альчео пытался делать скрипки, но быстро понял, что это не его призвание. Чтобы заработать денег, юный Доссена пошел в подмастерья к местному каменотесу. Но это занятие тоже было ему не по душе. В жизни он хотел одного - стать знаменитым.

К 30 годам Доссена решился бросить работу на каменоломне и поехал покорять Рим. Правда, чем его покорить, Альчео не знал - художник он был никакой, да и придумывать что-то новое, свое, у него не получалось. А вот подделывать чужие произведения искусства - у него выходило великолепно.

В 1916 году Альчео Доссена познакомился с антикваром Фазоли. Тот очень заинтересовался небольшим рельефом (выпуклым скульптурным изображением на плоскости) в стиле Возрождения, сделанным Альчео. Фазоли предложил за него Доссену 100 лир. Позже вместе со своим другом Палези он сбыл эту подделку в 30 раз дороже - за 3000 лир.

Доссена стал настоящей находкой для антикваров: мошенники предложили ему сотрудничество. Он получал от перекупщиков ничтожные суммы, однако эти маленькие деньги Доссена были для него единственным средством к существованию.

Торгующие его подделками антиквары изготовляли фальшивые сертификаты, договаривались с экспертами в области искусства, и те выдавали свидетельства о подлинности того или иного шедевра. По всей Европе и Америке в антиквариатах, частных собраниях и музеях можно было встретить скульптуры, рожденные в руках Доссены и прошедшие через нечестные руки Фазоли и Палези.

В 1927 году у Доссены умерла жена. На похороны денег не было, и он обратился к своим перекупщикам. Фазоли и Палези своей «дойной корове» денег не дали. И безропотный раб превратился в мстителя. Его разоблачительные интервью поместили ведущие газеты Европы.

«Гений фальшивок» - так называли Доссену журналисты и критики. Самых недоверчивых убедил фильм, снятый в мастерской Доссены. Перед объективом кинокамеры скульптор невозмутимо создавал свою последнюю подделку - «античную» статую богини.

Доссена не боялся разоблачения. Он не выдавал свои творения за подлинники - это делали Фазоли и Палези. Так что юридической ответственности Доссена не понес. Но мошенники, как ни странно, вышли сухими из воды: в суде они доказали, что никогда не называли скульптуры подлинниками - за них это делали эксперты.

К СЛОВУ
Газеты с удовольствием подхватили эту сенсацию. Но ученые и реставраторы не захотели поверить Мальскату. Они думали, что художник страдает манией величия. 

В ОБЩЕМ
Врэн-Люка подделал более двадцати семи тысяч писем, автографов, за что доверчивый Шаль уплатил ему 140 тысяч франков.

МЕЖДУ ТЕМ
Фазоли и Палези заработали на скульпторе не менее двух миллионов долларов.


Не схожие статьи:

Комментарии (0)

Отправить комментарий

Напишите своё мнение, просьба свою почту не указывать! И не будьте анонимусами!