Принцесса Карабу

Создал | Раздел | Когда: 21:07

3 апреля 1817 года церковный попечитель по призрению бедных городка Элмондсбери

английского графства Глочестер пришел к местному судье Самюэлю Уорраллу и сообщил, что во вверенный ему приют пришла очень странная молодая женщина, которая говорила на каком-то непонятном языке и жестами показала, что хочет там переночевать. Попечитель хотел спросить совета у судьи, как с ней поступить. К тому же секретарь мистера Уорралла знал несколько иностранных языков и, возможно, мог помочь выяснить, из какой страны явилась эта женщина.

Мистер Уорралл приказал попечителю привести ее к нему, и вот перед судьей и его женой предстала маленькая, хрупкая женщина лет двадцати пяти, одетая в черное платье, грубые шерстяные чулки, черный платок, повязанный на голове на манер тюрбана, а с ее плеч свободно свисали два платка из хлопка — красный и черный.

У незнакомки были темные волосы и черные глаза, большой рот, пухлые губы и ровные белые
зубы. Ее тонкие чистые руки выглядели ухоженными и явно непривычными к физическому труду.

Никто из присутствовавших не смог понять, на каком языке говорила незнакомка. Секретарь, судья и его супруга попробовали жестами выяснить, есть ли у нее какие-нибудь документы. Наконец догадавшись, что от нее хотят, женщина развязала узелок, который был у нее в руках, и показала кусочек мыла, завернутый в тряпочку, несколько монеток по полпенни и одну монету в шесть пенсов, давая понять, что больше у нее ничего нет.


Посовещавшись с супругом, миссис Уорралл приказала служанке и лакею проводить иностранку в гостиницу и сказать хозяйке, чтобы та дала ей комнату и накормила ужином.

Сама же обещала навестить ее на следующее утро. Чужестранка выглядела очень усталой, шла с трудом, но, войдя в гостиницу, страшно оживилась, увидев на стене картину, на которой был изображен ананас. Мимикой и жестами стала показывать, что этот фрукт растет на ее родине. От предложенного на ужин мяса она отказалась, дав понять, что хочет чаю. Когда перед ней поставили чашку чая, молодая женщина прикрыла глаза рукой и что-то забормотала на своем языке, по-видимому, какую-то молитву, все время кланялась.

Когда ее проводили в комнату, она отказалась ложиться на кровать и показала рукой на пол. Тогда маленькая дочь хозяйки забралась в постель под одеяло, жестами показывая, что на кровати лежать гораздо удобнее, чем на полу. Иностранка нехотя, с опаской попробовала прилечь на кровать, потом закивала, показывая, что согласна. Прежде чем лечь в постель, она опять долго молилась, стоя на коленях и отбивая поклоны. В семь часов утра миссис Уорралл приехала в гостиницу и застала молодую женщину сидящей у камина. На ее лице было написано отчаяние, но при виде своей покровительницы она расцвела в улыбке. Когда же жена судьи подарила ей чистое белье, которое принесла с собой, молодая женщина стала показывать жестами, как она ей благодарна. В это время в гостиницу пришел приходской священник. Прослышав про загадочную чужестранку, он решил показать ей иллюстрированные географические книги, чтобы с помощью картинок попробовать узнать, откуда она родом. Обнаружилось, что ей знакомы сцены на картинках о жизни в Китае. Молодая женщина дала понять, что в Англии ее привезли не на такой джонке, как на картинках, а на большом корабле. Столь скудные сведения не могли удовлетворить любопытства миссис Уорралл, и она забрала чужестранку из гостиницы к себе домой, решив во что бы то ни стало разгадать загадку таинственной незнакомки. Она подозревала, что та лишь притворяется уроженкой Востока: черты лица молодой женщины были совершенно европейскими.

Дома она усадила гостью напротив себя и сказала: «Моя хорошая юная леди, я очень боюсь, что вы меня обманываете и что вы понимаете все, что я сейчас вам говорю. Наверное,вас вынудили к этому серьезные обстоятельства. Но доверьтесь мне. Я сама женщина и смогу вас понять. Я дам вам одежду и деньги, и вы сможете уехать туда, куда вам нужно. Я обещаю, что никому не расскажу о нашем разговоре, но только в том случае, если вы скажете мне правду. Если же вы меня обманете, то знайте, что мой муж — судья, и в его власти отправить вас в тюрьму».

На протяжении всего этого монолога миссис Уорралл внимательно следила за выражением лица женщины, но не заметила на нем ни малейшего признака того, что она ее понимает. Тогда миссис Уорралл написала на листке бумаги свое имя и передала ручку гостье, но та затрясла головой и залопотала: «Карабу, Карабу!» — показывая на себя рукой и давая понять, что так ее зовут.

В течение всего дня, что Карабу гостила в ее доме, миссис Уорралл так и не продвинулась в своих расспросах ни на шаг в разгадке тайны личности незнакомки.На следующий день миссис Уорралл повезла Карабу в центр графства, в город Бристоль, и представила
ее мэру. Тот пригласил к себе членов географического общества, но и они не смогли определить, на каком языке говорила Карабу и из какой страны она прибыла.

Как того требовал существовавший тогда порядок, Карабу поместили в богадельню для бродяг и нищих. Но в понедельник миссис Уорралл, беспокоившаяся за судьбу своей протеже, приехала за ней и забрала к себе. Она по-прежнему не оставляла надежду узнать тайну молодой женщины и приводила к ней разных ученых и путешественников. Но после знакомства с чужестранкой те лишь пожимали плечами, совершенно не представляя, откуда она взялась.

ТАЙНА ОТКРЫВАЕТСЯ
Однажды ее представили португальскому матросу, которого звали Мануэль Инессо, и тот неожиданно заявил, что кое-что понимает в ее языке, который, как он сказал, представляет собой некий диалект из смеси языков народов, живущих на Суматре и других островах на Востоке. Выслушав Карабу, матрос поведал, что у себя на родине, где-то на острове в Вест-Индии, эта женщина была принцессой. Ее похитили и держали в плену на корабле, потом она сбежала и выплыла на берег. О таинственной принцессе написали в газетах, и в гости к миссис Уорралл стали напрашиваться люди со всей Англии - путешественники, ученые и просто любопытные аристократы, желавшие познакомиться с чужестранкой. Но особенно ретивым оказался один джентльмен, который в свое время много путешествовал по Вест-Индии и хорошо знал обычаи тех мест. По жестам и со слов Карабу, которые казались ему понятными, этот всезнайка воссоздал историю восточной принцессы.

Она была дочерью правителя острова Ява, китайца по происхождению, и малайки, которая была убита во время войны против каннибалов. То были темнокожие люди, которые жарили пленных белых на костре, вокруг которого танцевали. Однажды, когда Карабу гуляла в своем саду с тремя служанками, ее схватили пираты с корабля, капитаном которого был человек по имени Ши Мин. Принцессу связали, заткнули ей рот и отнесли на корабль. В момент пленения принцессе удалось ранить своим кинжалом двух пиратов. Один из них умер, другого пирата вылечил корабельный врач. Карабу подробно описала свое морское путешествие, вовремя которого она считала дни, завязывая узелки на веревке. Через одиннадцать дней ее продали капитану другого корабля, на который ее отвезли на лодке. Потом после четырех недель плавания корабль два дня стоял в каком-то порту. Карабу, прикрывая глаза ладонями, дала понять, что не может описать местность, так как ничего не видела, находясь взаперти в трюме.На борт корабля там взяли еще четырех женщин-пленниц, которых через пять недель плавания высадили в другом порту, где корабль стоял три дня. Потом корабль плыл еще одиннадцать недель, пока не достиг Англии, где Карабу удалось-бежать и вплавь добраться до берега. Женщина из дома с зеленой дверью обменяла ее платье, расшитое золотом, на другое платье, чулки, туфли и платки. Карабу шла, куда глаза глядят, и добрела до Элмондсбери, где ее и приютила миссис Уорралл. Любознательный джентльмен продолжил расспросы о ее родине. Окружающие удивлялись, насколько глубоко он смог проникнуть в детали жизни далекой страны, не зная языка собеседницы, догадываясь о значении незнакомых ему слов лишь при помощи ее жестов и картинок, которые они вместе рассматривали в книжках.

Она рассказала про обычаи, про бога Апла-Талла, которому она поклоняется, и много еще чего интересного. Пытливый джентльмен даже вознамерился написать книгу о ее стране. То, что он никогда там не бывал, его ничуть не смущало. Статьи о жизни Карабу появились сначала в местной прессе и тут же были перепечатаны во всех английских газетах. Но не каждый, кто знакомился с Карабу, верил, что принцесса — та, за кого себя выдает. Один из гостей миссис Уорралл хотел подловить Карабу на лести. Сел рядом, ласково улыбаясь, смотрел ей в лицо и говорил: «Вы самая красивая женщина из всех, кого я видел. Вы просто ангел». Но ни один мускул не дрогнул на ее лице, принцесса явно не понимала, о чем ей говорят.

Те, кто с ней постоянно общался, стали уже узнавать многие слова ее языка. Карабу всегда произносила их одинаково, и их значение никогда не менялось. Слова она сопровождала очень странной жестикуляцией. При этом принцесса ни разу не произнесла и слога, хоть сколь-нибудь напоминавшего по звучанию английский язык.

Служанка, спавшая с ней в одной комнате, прислушивалась, не заговорит ли она во сне, но даже во сне Карабу разговаривала только на своем непонятном языке. Как-то миссис Уорралл взяла ее с собой в Бристоль. По дороге Карабу задремала от усталости. Миссис Уорралл резко разбудила ее, но та даже спросонья забормотала что-то на своем тарабарском языке.

Постепенно подозрения в том, что Карабу понимает английский язык, у всех отпали. И в быту принцесса вела себя совершенно не так, как принято у англичан. Вместо хлеба Карабу ела рис, пила только воду и чай, любые спиртные напитки, включая пиво, вызывали в ней отвращение, от мяса она отказывалась, питалась только овощами и любила индийское кари.

Прощаясь с мужчиной, Карабу касалась правой рукой виска. Когда же провожала даму, касалась виска левой рукой. Каждое утро и каждый вечер она молилась своему богу, отбивая поклоны. Особую же известность среди местного населения принцесса снискала тем, что купалась в озере абсолютно голой.

ЧУЖЕСТРАНКА НА ДЕРЕВЕ
Однажды миссис Уорралл вернулась вместе со служанками домой и нигде не смогла найти принцессу. Ее стали искать в саду и обнаружили на верхушке большого дерева. Как объяснила жестами Карабу, когда все женщины ушли, она испугалась, что может пострадать от мужчин, и спряталась. А через две недели утром она вдруг совсем исчезла, и ее поиски ни к чему не привели. Потом сама явилась в дом мистера и миссис Уорралл, грязная и усталая. У нее был жар, и она едва держалась на ногах. Карабу жестами объяснила хозяйке, что хотела найти корабль, который бы отвез ее на родину.

Миссис Уорралл пригласила из Бристоля одного из лучших врачей, мистера Мортимера, который определил, что Карабу заболела тифом. Во время ее болезни, стоя у постели Карабу, мистер Мортимер сказал миссис Уоррал, что, возможно, пациентке осталось жить не больше суток. И в это мгновение лицо больной резко покраснело. Миссис Уорралл это показалось подозрительным, но служанка, постоянно дежурившая у постели больной, объяснила, что такое покраснение лица у Карабу случалось по пять-шесть раз за день. Эта служанка, прежде подозревавшая в Карабу самозванку, теперь считала себя виноватой и проявляла о принцессе самоотверженную заботу, заглаживая чувство своей вины перед ней.

Когда Карабу выздоровела, миссис Уорралл стала готовиться к поездке в Лондон, где ей хотелось представить принцессу членам вест-индского географического общества и наконец все узнать про свою чужестранку. Но тут Карабу опять исчезла. Как и в первое свое исчезновение, она не украла из дома своей благодетельницы ни одной вещи — в чем к ней пришла, в том и ушла.

Скоро миссис Уорралл сообщили, что о ее протеже написали з местной газете города Бат: з субботу вечером Карабу пришла на постоялый двор «Вьючная лошадь» и вызвала ажиотаж среди постояльцев, которые совместными усилиями пытались расшифровать ее жесты и слова на непонятном языке. Хозяйка постоялого двора проявила об иностранке заботу, напоила чаем и оставила у себя на ночлег.

Ту заметку в газете прочел мистер Карпентер, тот самый джентльмен-всезнайка, благодаря которому стала известна история жизни Карабу. Он тотчас признал в описанной иностранке принцессу и понесся на тот постоялый двор в Бате. Скоро весь город знал, какая знаменитость у них находится.

В воскресенье в полдень Карабу пригласила к себе некая леди из высшего общества. Поглядеть на экзотическую принцессу в салон этой дамы слетелись все городские знаменитости, а присутствовавший там известный художник сразу взялся рисовать портрет Карабу. Одна дама бухнулась перед Карабу на колени, другая поцеловала ей руку. Тут в зал вошла миссис Уорралл, только что приехавшая из Элмондсбери, и, увидев ее, Карабу со слезами и извинениями бросилась к ней, объяснила жестами, что сбежала, потому что скучает по родине и хочет туда вернуться. Растроганный этой картиной один благородный джентльмен заявил, что жертвует пятьсот фунтов на то, чтобы снарядить корабль и доставить принцессу назад, на ее родной остров. Другие последовали его примеру и стали бросать к ногам Карабу деньги. Она же смотрела на все это с непонимающим видом. Естественно, она же не понимала по-английски, как не понимала и того, что за бумажки кидают ей под ноги.

САМОЗВАНКА
Статьи о загадочной принцессе с ее портретами появились во всех английских газетах, и одна из них попалась на глаза миссис Нил из Бристоля, которая с удивлением признала в таинственной Карабу свою бывшую служанку Мэри. Та нянчила ее детей, рассказывала им всякие небылицы про себя и говорила с ними на придуманном ею языке, что детям ужасно нравилось. На взгляд миссис Нил, та молодая женщина была очень странной. Решив, что общение с ней может повредить детям, миссис Нил ее уволила. Поделиться своим неожиданным открытием она решила с доктором Мортимером, о котором в газете было написано, что он спас принцессу от смерти. В понедельник утром она пришла к нему и все рассказала. Тот в свою очередь сообщил обо всем миссис Уорралл.

Жена судьи договорилась с доктором Мортимером устроить Карабу очную ставку с миссис Нил. Объяснив своей протеже, что ее якобы везут к художнику, который хочет написать еще один ее портрет, принцессу вместо этого привезли в дом доктора Мортимера, куда была приглашена и миссис Нил.

Увидев миссис Нил, Карабу разрыдалась и, сразу поняв, что ее обман раскрыт, стала просить прощения у миссис Уорралл. Та обещала ее простить, если она наконец расскажет о себе всю правду.

Оказалось, что самозванку-принцессу звали Мэри Уилкокс. Она была дочерью башмачника Томаса Уилкокса из городка Уитеридж в графстве Девоншир. Мэри выросла в бедной, многодетной семье, с восьми лет работала на прядильной фабрике, ухаживала за лошадьми на ферме, с шестнадцати работала нянькой в различных семьях, пока не познакомилась с неким мистером Бейкером, который ее соблазнил. Мэри несколько месяцев жила с ним, но после того, как она забеременела, любовник ее бросил и исчез в неизвестном направлении.

Родив ребенка, Мэри отдала его в приют. Сама же стала бродягой, заходила в дома и попрошайничала. Как-то Мэри просила милостыню в доме, в котором, как оказалось, жил констебль. Тот решил задержать попрошайку, но ей удалось бежать, выпрыгнув из окна.

Иногда добрые люди давали ей немного еды и денег, но чаще прогоняли с бранью. А один раз ее отхлестали кнутом.

После этого она даже пыталась наложить на себя руки. Однажды Мэри повязала платок на манер тюрбана и, став попрошайничать на своем придуманном языке, обнаружила, что нищенке-иностранке люди дают милостыню гораздо охотнее. В Бристоле она договорилась с капитаном корабля, отплывавшего через пятнадцать дней в Америку, что тот возьмет ее на борт. Отдав ему все деньги, которые у нее были, она обещала принести еще. За две недели Мэри надеялась собрать попрошайничеством под видом иностранки достаточно денег, чтобы хватило на проезд. Так она оказалась в Элмондсбери, где ее пригрела миссис Уорралл.

Через две недели Мэри сбежала от нее, чтобы попасть на корабль, но, оказавшись в порту, узнала, что корабль уже отплыл. Карабу вернулась к миссис Уорралл, продолжая играть роль чужеземной принцессы.

Но как же тот португальский матрос признал в языке Карабу знакомый ему диалект островитян Вест-Индии и перевел ее рассказ на английский? Вероятно, желая придать себе значимости, матрос просто, наврал с три короба. Примерно та же ситуация произошла и с джентльменом-всезнайкой, которому очень уж хотелось блеснуть перед публикой знанием обычаев экзотических стран. А Мэри при этом оставалось лишь подыгрывать ему и во время расспросов в нужный момент усиленно кивать головой. Теперь же, когда обман раскрылся и миссис Уорралл выслушала рассказ Мэри о ее мытарствах, она пожалела и простила ее. Добрая леди даже оплатила проезд и посадила ее на корабль, отплывший в Америку. Странно, что и у чопорного английского общества, которое так ловко одурачила Мэри, тоже не нашлось к ней претензий. Никто не предъявил ей обвинений в мошенничестве, и молодая женщина беспрепятственно покинула Англию. Но интерес к самозваной принцессе был огромный. Об истории ее грандиозного обмана на все лады еще долго писали английские газеты. А две недели спустя после отплытия Мэри в Америку один британский репортер написал, что ее корабль сбился с курса и причалил к острову Святой Елены, где находился в ссылке Наполеон. Бывший император якобы познакомился с самозваной принцессой, влюбился в нее, предложив ей руку и сердце, но она ему отказала. И хотя это была явная газетная утка, ее с удовольствием повторили все газеты.

Слава принцессы Карабу последовала за Мэри и в Америку. На причале в Филадельфии ее встречала огромная толпа журналистов и зевак. Некоторое время она жила за счет этой славы, но постепенно интерес к ее персоне иссяк, и Мэри снова пришлось бороться за выживание.

Через семь лет, так и не добившись успеха на чужбине, она вернулась в Англию, где организовала собственное дело — поставляла пиявок в бристольскую больницу. Умерла бывшая самозваная принцесса в 1865 году и была похоронена в безымянной могиле в Бристоле.

Не схожие статьи:

Комментарии (0)

Отправить комментарий

Напишите своё мнение, просьба свою почту не указывать! И не будьте анонимусами!